Четвёртый год на востоке нашей страны идёт война. И четвёртый год всех здравомыслящих людей мучают одни и те же вопросы. Почему после «революции достоинства» мы потеряли часть своей территории? Как могло случиться, что граждане Украины начали убивать друг друга? Почему Украина фактически оказалась в состоянии войны с Россией? И когда же закончится этот кошмар?

Но ответов нам не дают. Нынешняя власть в союзе с так называемыми «активистами» полностью захватила монополию на истину. А заодно – и монополию на патриотизм. Теперь патриотизмом называется только официальная точка зрения («правда – это то, что в данный момент считается правдой», как говорила героиня легендарного фильма). И заключается она в том, что во всём и всегда виновата Россия – страна-агрессор.

Эта позиция уже давно перешла все границы абсурда и маразма. Ненависть к путинскому режиму переросла в откровенную русофобию. Украинские СМИ утратили последние признаки нормальной журналистики, окончательно превратившись в рупор «правильной» пропаганды. Страшно включать телевизор: на всех каналах – антироссийская истерия.

Невероятно, но факт: в стране, которая так страстно рвётся в Европу и декларирует европейские ценности, нет никакой ОБЩЕСТВЕННОЙ ДИСКУССИИ. Её нет в принципе. Никто не обсуждает даже возможность примирения с Россией. Никто не рассматривает альтернативных вариантов урегулирования конфликта на Донбассе. Никто не хочет видеть, как ухудшается международное положение нашей страны (даже конструктивная критика в адрес Украины со стороны западных стран воспринимается как «результат российской пропаганды»). Да и зачем вообще о чём-то дискутировать? Везде господствует только одно мнение – мнение ура-патриотов. В то же время любая попытка инакомыслия приравнивается к «антиукраинской деятельности» и «государственной измене»…

А ведь ответы на наши вопросы есть. Эти ответы, как всегда, можно найти в истории. Если, конечно, искать. И если действительно изучать историю, а не переписывать и фальсифицировать её в угоду текущим идеологическим и политическим приоритетам. Тем более что история имеет удивительное свойство – повторяться. По сути, нет ничего нового под луной. Всё уже было. Но если из этого «было» не извлечь никаких уроков, то оно опять будет. Снова и снова.

В своё время настоящим откровением для меня стала книга замечательного историка Анатолия Уткина «Забытая трагедия: Россия в Первой мировой войне» (2000 г.). Предварительно надо сказать, что Первая мировая война исследована гораздо меньше, чем Вторая мировая, и на сегодняшний день её след в массовом сознании почти отсутствует. Однако книга А. Уткина заставляет по-другому взглянуть на глобальную бойню 1914-1918 годов. И прежде всего потому, что автор уделяет основное внимание не ходу военных действий, а политическим, идеологическим, экономическим, дипломатическим и даже ментальным механизмам этой войны.

Читая работу А. Уткина, становится понятно, что именно сто лет назад вечная борьба геополитических сил за региональное и мировое господство вышла на совершенно новый уровень. И именно в том периоде следует искать истоки многих современных событий глобального масштаба. Первая мировая война чрезвычайно интересна ещё и тем, что как раз в те годы Украина сделала свою первую в ХХ веке попытку оформить национальную идентичность и стать независимым государством. Но тут нас ждёт сюрприз. Исторические параллели настолько очевидны, настолько красноречивы, что отрицать или игнорировать их просто невозможно. Впрочем, я не буду забегать вперёд. Для начала необходимо процитировать и изложить те фрагменты книги, которые непосредственно касаются украинского вопроса.

Сегодня лишь немногочисленные знатоки истории помнят о том, что основные участники Первой мировой войны – Антанта и Центральные державы во главе с Германией – ставили перед собой далеко идущие геополитические и экономические цели. В частности, в 1915 году в Германской империи утвердилась концепция «Миттельойропа», построенная на идее немецкой гегемонии в Европе. Такая гегемония предполагала экономический и таможенный союз Германии и Австро-Венгрии. Вот лишь некоторые выдержки из концепции Второго рейха: «Франция должна быть ослаблена, чтобы сделать её возрождение в качестве великой державы невозможным на все времена. Россия должна быть отброшена назад настолько далеко от германской восточной границы, насколько это возможно, а её доминирование над нерусскими вассальными народами должно быть сокрушено… Мы должны создать центральную европейскую экономическую ассоциацию посредством единого таможенного договора, который включал бы в себя Францию, Бельгию, Голландию, Данию, Австро-Венгрию, Польшу и, возможно, Италию, Швецию и Норвегию. Эта ассоциация не будет иметь какой-либо единой конституционно оформленной высшей власти, и все её члены будут формально равны, но на практике будут находиться под германским руководством и должны стабилизировать германское экономическое доминирование над Миттельойропой».

На рубеже 1914-1915 гг. Германия начинает активную работу для ослабления России изнутри. «Во главе этой подрывной деятельности становится энергичный заместитель государственного секретаря Циммерман, направлявший основную работу из Берлина, – пишет А. Уткин. – Украинская часть задачи была поручена балтийскому немцу Рорбаху, который ещё до войны специально обследовал отдельные районы России на предмет раскольнической деятельности. Группы балтийских немцев, живших в Германии… профессионально занимались тем, как сокрушить Россию изнутри и вернуть её в допетровское состояние. Украина называлась всеми ими целью номер один… Мы видим, что создание независимого украинского государства и прочее было выдвинуто германским руководством не в результате военного истощения и отчаяния, а уже в первые дни войны. Не некие экстремисты-пангерманцы, а официальное руководство Рейха поставило перед собой задачу раскола России. Уже на второй неделе войны выделение Украины было названо официальной целью германской политики…» По словам австрийского канцлера Берхтольда, «наша главная цель в этой войне – ослабление России на долгие времена, и с этой целью мы должны приветствовать создание независимого украинского государства».

В странах Антанты это понимали. «Малороссийский элемент образует почти треть всей расы (подразумевается славянское население России – Ред.), и, если он будет оторван от основной массы и создаст собственную орбиту притяжения, это в критической степени ослабит всю систему, – писал в то время знаменитый британский историк Арнольд Тойнби. – Братоубийственная борьба ослабит силу обоих фрагментов и повредит концентрации их энергии». По мнению Тойнби, в худшем случае это приведёт к крушению России, а в лучшем – к продолжительному политическому параличу. «Чтобы избежать этой катастрофы, малороссы должны отставить свой партикуляризм и абсорбироваться в неделимой общности «Святой России», – отмечал британский историк.

А тем временем немцы всячески стимулировали национальный сепаратизм внутри России, в том числе в Средней Азии и Закавказье. «Более желанная цель Германии лежала ближе – Грузия, – продолжает А. Уткин. – В Константинополе был создан фонд, целью которого было поднять Грузию против России… Берлинские грузины в сентябре 1914 г. предлагали следующее: Грузия становится королевством во главе с центральноевропейским принцем, армянские и азербайджанские территории возглавляются турецкими принцами, и все вместе они составляют т.н. Кавказскую федерацию. По германской инициативе на турецкой территории был создан Грузинский легион во главе с германским капитаном – графом фон дер Шуленбергом. Германские подводные лодки высадили грузинских агентов близ Батуми… Но главным призом немцев, конечно же, являлась Украина. Наиболее привлекательным стало видеться отделение от России её кровной сестры, второй по величине и значимости части страны. Бетман-Гольвег (рейхсканцлер Германии – Ред.) и Ягов (министр иностранных дел Германии – Ред.) начиная с 1915 г. стали использовать… украинский национализм, направляя усилия из Бухареста, Константинополя и Берна. Они твёрдо полагали, что выделение Украины лишит Россию статуса мировой державы. Так началась операция по разъединению двух народов-братьев. Германский и австрийский штабы готовили крупную акцию, предполагающую помощь украинским сепаратистам. Именно на Юге они хотели нанести России решающий удар. Во главе подрывной работы на Украине стоял германский генеральный консул во Львове Хайнце. Но основную работу под его началом в первый период войны проводили австрийцы… Униатский архиепископ во Львове поддерживал эту активность в надежде разрушить связи тридцати миллионов украинских православных с Москвой и привести их в лоно униатской церкви, подчиняющейся римскому папе. С начала военных действий группа украинских националистов создала под руководством Хайнце «Лигу освобождения Украины»…

Дело раскола двух славянских народов полностью взяли в свои руки немцы. Именно они… финансировали деятельность Лиги… Известный ренегат российской социал-демократии Гельфанд… определял активизацию украинского национализма как главное орудие раскола Российской империи… Был создан особый штаб для контактов с украинцами. На немецком языке была создана целая библиотека литературы о значении Украины и её экономических возможностях. Такие деятели кайзеровской Германии, как Пауль Рорбах и Альберт Баллин, встали во главе «украинской партии» среди немцев, утверждая, что в Киеве лежит ключ к общеевропейской победе Германии».

Большевистский переворот в России в октябре 1917 года подтолкнул украинское революционное движение и способствовал созданию Украинской Народной Республики (УНР). Однако подлинными хозяевами Украины стали немцы. Германское наступление на Восточном фронте продвинулось восточнее и севернее Киева и Харькова. Немецкие войска вошли в Крым и тем самым предотвратили попытку Центральной Рады взять полуостров под юрисдикцию УНР.

«Но теперь границы дружественной Германии Украины, управляемой номинально Радой, определялись в Берлине, – констатирует А. Уткин. – … Уже через две недели после подписания Брест-Литовского мира прусский военный министр фон Штейн писал, что крепкие связи с Германией должны быть использованы для предотвращения создания таможенного союза между Украиной и Центральной Россией. Следует «отрезать Украину от Центра, привязать к Германии ту часть старой России, которая экономически более значительна и важна в деле снабжения Германии сырьевыми ресурсами»… Генерал Гренер должен был довести эти требования до «малюток в министерских детских колясках», как генерал называл министров Рады…

Британский офицер Колин Росс докладывал в Форин-оффис (МИД Британской империи – Ред.), что так называемое украинское правительство не представляет собой ничего иного, как клуб политических авантюристов, занятых прибыльным бизнесом и держащихся на германских штыках».
(Окончание следует)

автор: Андрей Потылико

Редакция Интернет-газеты “Топор” может не разделять мнение авторов рубрики “Мнение”

Политика