Далее историк убедительно доказывает, что Украина интересовала немцев прежде всего с точки зрения эксплуатации её экономического потенциала и природных богатств: «Германия начала экономическую эксплуатацию Южной России. Банк Макса Варбурга в Гамбурге подготовил план полного привязывания украинского рынка к германскому… Украинские железные дороги предназначалось инкорпорировать в центральноевропейскую сеть дорог, поставить под контроль германских производителей угля и стали. Объектом особого вожделения немцев стал Кривой Рог с его месторождениями железной руды. С Радой были согласованы планы эксплуатации этих природных богатств.

С подписанием германо-украинского договора, по которому сбор урожая на Украине должен был проводиться под надзором германской комиссии, Рада потеряла своё значение для Германии… Рада была окружена германскими войсками и сдалась на милость преобладающей стороны (в апреле 1918 г. – Ред.). На следующий день, снова под германским наблюдением, произошло провозглашение Скоропадского гетманом Украины. Гетман в течение двух дней согласовал список своих министров с немцами. Все предприятия, владельцами которых были прежде представители Антанты, становились германской собственностью. Началась работа по переводу южных железнодорожных путей на немецкую колею и включение их в систему Миттельойропы… Пропаганда националистов на украинское село концентрировалась на том, что теперь Украина прямо и непосредственно связана с Европой. Эта пропаганда немедленно потеряла притягательность, как только украинские крестьяне осознали, что германские представители Европы рассматривают их как источник продовольственного снабжения Миттельойропы…

Германия уже делила добычу. Австрия получила Мариуполь, а Германия – Николаев, Херсон, Севастополь, Таганрог, Ростов и Новороссийск. Созданное немцами в Киеве т.н. «Экономическое Управление» отвечало за главные функции «независимой» Украины – таможню, тарифы, займы, внешнюю торговлю. Гетман Скоропадский подписал с Германией соглашение, отдававшее ей рычаги власти. Союз с Украиной становился краеугольным камнем политики Германии в отношении России. Захват немцами Крыма вызвал протесты как Москвы (которая никак не могла считать Крым частью союзной с Германией Украины), так и Турции, имевшей свои виды на Крым. Гинденбург и Людендорф (военные лидеры Германии – Ред.) посчитали нецелесообразным пользоваться при оккупации Крыма украинской и турецкой помощью, не желая делиться полуостровом. Кюльман (тогдашний министр иностранных дел Германии – Ред.) не исключал возможности передать Крым в будущем сателлиту – Украине, но только в качестве «награды за хорошее поведение».

Не менее любопытные события происходили и в Грузии: «Прогерманские представители Грузии уведомили (в мае 1918 г. – Ред.): «При определённых обстоятельствах Грузия обратится к германскому правительству с просьбой инкорпорировать её в германский рейх в качестве либо федерального государства, управляемого германским принцем, либо на условиях, подобных управлению британских доминионов, при контроле со стороны германского вице-короля». Кюльман и император Вильгельм считали, что Грузия должна быть «германской точкой опоры» на Кавказе. 22 мая 1918 г. Грузия провозгласила свою независимость и обратилась к Германии с просьбой об опеке. Для официального признания разрыва России с Грузией от большевистского правительства Кюльман… потребовал установления контроля над Кавказом безотносительно к позиции России. Кайзер подчеркнул, что «Грузия должна быть включена в рейх в той или иной форме».

Одновременно немцы пытались оторвать от Советской России и Северный Кавказ, а также продолжали стимулировать национальный сепаратизм. «В апреле, мае, июне 1918 г. в Берлин прибывали делегации сепаратистов: калмыцкий принц Тундутов, вице-президент военного совета русских мусульман Осман Токубет, грузинские и армянские представители, крымский граф Тадичев». Однако, как замечает А. Уткин, «Людендорф не видел смысла возиться с амбициями мелких политиков – следовало править железной рукой…»

Дальнейшая история известна читателям лучше, чем внутренние механизмы Первой мировой войны. Германской империи не суждено было править в Европе железной рукой: Второй рейх потерпел поражение. Но ни Германия, ни страны Антанты не смогли сделать Украину своей колонией – она вошла в состав СССР. И это уже другая история…

Согласитесь, что исторические параллели с современностью, которые обнаруживаются благодаря книге А. Уткина, буквально «режут слух». Более того, они просто поразительны! Казалось бы, за столетие, истекшее после первого глобального военного конфликта, мир должен был радикально измениться. На самом же деле – ничего подобного. Достаточно лишь заменить слово «Германия» на слово «США», и мы увидим поистине удивительные совпадения. Совпадает практически всё: мотивы мирового господства отдельных стран, геополитический расклад, идейные доктрины, методы борьбы между основными мировыми центрами силы. Совпадают даже ситуации: тут тебе – и вечное стремление Запада ослабить Россию, и роль Грузии в этих планах, и крымский вопрос, и отношение к Украине как к источнику сырьевых ресурсов, и марионеточная сущность сиюминутных украинских «государственных деятелей», озабоченных личным бизнесом, и ложная пропаганда «европейских ценностей», и многое другое.

Да, история повторяется. И, к великому сожалению, повторяется и роль Украины на «великой шахматной доске». Собственно, она и есть клеточка на этой доске. В лучшем случае – пешка в чужой игре. Именно так воспринимают нашу страну сильные мира сего.

Здравомыслящие люди давно это поняли. Поняли, несмотря на агрессивную официальную пропаганду и псевдопатриотическую истерию. Ларчик открывается просто. Это не Украина воюет сегодня против России. ВОЮЮТ УКРАИНОЙ. Нашу страну безжалостно используют как орудие в борьбе за чужие интересы. Украина стала жертвой этой борьбы, оказавшись между молотом и наковальней. Всё как всегда: паны дерутся, а у холопов чубы трещат. А тем временем холопам ежедневно промывают мозги, убеждая их в том, что они сражаются за мифическую свободу и ещё более мифическую демократию. Холопы не должны думать. Холопы не должны сомневаться. Они должны только одно – фанатично верить своим панам. Именно эта фанатичная и саморазрушительная вера преподносится нам как «патриотизм».

«Нации подобны отдельным людям, – писал Майн Рид в 1858 году. – Чтобы угодить им, вы должны быть такими же порочными, как они сами, испытывать те же чувства или высказывать их, что, в сущности, одно и то же, разделять их любовь и ненависть, – короче говоря, отказаться от независимости взглядов и убеждений и вопить «Распни!» вместе с большинством. Таков человек, живущий в современном обществе, и он считается патриотом! А тот, кто черпает свои суждения из источника истины и пытается преградить путь бессмысленному потоку человеческих предрассудков, – тот не получит признания в течение всей своей жизни… Если подлинный патриот желает получить в награду славу, он должен ждать её лишь от потомства, когда его скелет превратится в прах в гробнице.

К счастью, есть и другая награда. Чистая совесть человека – это не пустая фраза. Есть люди, которые высоко ценят её и которым её сладостный шёпот дарует новые силы и утешение».

Андрей ПОТЫЛИКО

Редакция Интернет-газеты “Топор” может не разделять мнение автора.

Политика