карикатура время лечит

Большое интервью, которое дал газете «Ренийский вестник» новый генеральный директор Ренийской центральной городской больницы Олег Бурля, вызвало громкий общественный резонанс.

В Одессе прочитали и… «барин изволили быть недовольны»

Напомним, что Олег Константинович в первую очередь рассказал о дальнейшей оптимизации структуры и направлений лечебной деятельности ЦГБ. В частности, ожидается закрытие роддома в Рени и перепрофилирование неврологического отделения, которое может получить пакет медицинских услуг по реабилитации пациентов. В обозримом будущем возможны и другие шаги по оптимизации больницы, что, разумеется, очень болезненно воспринимается местным населением.

Ещё одним актуальным вопросом беседы с гендиректором ЦГБ стало обсуждение того, состоится ли в Рени обещанное Президентом Украины повышение зарплаты врачам и медсёстрам до 20-ти и 13,5 тысяч гривен соответственно. Однако на тот момент ничего конкретного Олег Бурля не ответил. По его словам, «не может такого быть, чтобы начинающий специалист и врач высшей категории с большим опытом работы получали одинаковую зарплату».

«Следовательно, будут нюансы. Когда мы узнаем новые правила, то подсчитаем и увидим, на что мы выходим. Предварительно знаем, что какой-то части денег может не хватать. Если в перспективе мы хронически не будем соответствовать каким-то финансовым требованиям, то, значит, необходима дальнейшая оптимизация нашей больницы», – сообщил Олег Константинович.

Однако интервью руководителя ЦГБ вызвало резонанс не только в Ренийской громаде, но и на областном уровне. Эту публикацию внимательно прочитала директор Департамента здравоохранения Одесской облгосадминистрации (облздрава) Наталия Одарий-Захарьева. Наталию Викторовну, мягко говоря, не удовлетворили некоторые высказывания Олега Константиновича, а отдельные моменты интервью вызвали серьёзную критику с её стороны. Почему? Чем так недовольна директор областного Департамента здравоохранения? Как оценивает облздрав нынешнее положение Ренийской ЦГБ и перспективы развития больницы? Эти темы Наталия Одарий-Захарьева откровенно прокомментировала в телефонной беседе с нашим корреспондентом. Приводим её комментарий полностью.

«У нас есть время до апреля. А потом последуют жёсткие оргвыводы…»

«На днях я вызвала к себе гендиректора Ренийской центральной городской больницы, который перед этим дал красивое интервью местной газете. Прямо скажем, шикарное интервью. В нём Олег Бурля, помимо прочего, ответил на вопрос о повышении зарплаты медикам, – сказала Наталия Викторовна. – Но у меня – встречный вопрос: а что Олег Константинович сделал для того, чтобы повышение зарплаты стало возможным? Я понимаю, что он совсем недавно назначен на эту должность, однако претензии к Ренийской больнице возникли не вчера. Сегодня в ЦГБ – 260 штатных единиц и 170 коек. Понимает ли новый руководитель, что больница в своём нынешнем качестве нормально существовать не сможет? Они просто не «вытянут» такую раздутую структуру. Персонал, состоящий из 260-ти сотрудников, – это очень много. Причём в Ренийской ЦГБ – 30 врачей и 80 медсестёр, а все остальные, извините за выражение, – «завхоз-колхоз». Вы что, смеётесь? И в Рени хотят, чтобы при этом врачи получали по 20 тысяч гривен, а медсёстры – по 13 тысяч? Уже сейчас больнице не хватает финансирования по договорам с Национальной службой здоровья Украины, и все это знают. Так о каком повышении зарплаты может идти речь?

Олег Константинович Бурля – не просто гендиректор больницы, а ещё и депутат Ренийского горсовета. Именно горсовет должен сегодня думать и решать, как приспособить ЦГБ к сегодняшним реалиям здравоохранения. Сейчас руководитель больницы обязан в первую очередь быть менеджером, от которого зависит дальнейшая стратегия развития медицины на уровне громады. Но, похоже, руководство Ренийской ЦГБ не желает думать о завтрашнем дне. И такое положение дел сложилось задолго до Олега Константиновича. Я дала ему неделю на разработку плана развития больницы, распорядилась привлечь для этого наших экономистов. У нас есть время до апреля. А в мае Минздрав сделает жёсткие оргвыводы относительно того, насколько соответствуют коммунальные больницы тем стандартам и требованиям, которые появились в результате медицинской реформы.

Что касается Ренийской больницы, то она не может быть многопрофильной. Да, там может быть пакет терапии, пакет хирургии «одного дня», реабилитация, паллиативная помощь. Почему же этого нет? Они прекрасно знают, что есть опорные больницы, которые перетягивают на себя многие виды медицинской помощи, включая лечение инфарктов и инсультов. Но в Ренийской ЦГБ остаётся «колхоз». Кстати, с первичным уровнем, то есть с семейной медициной, в Рени таких проблем нет: главный врач Сергей Георгиу ещё в 2020 году прислушался к моим аргументам, и сейчас я довольна ренийской «первичкой». А вот «вторичка» меня не слышит. Меня не слышал бывший гендиректор Ренийской больницы Александр Сирота, меня не всегда слышит и нынешнее руководство ЦГБ. Надеюсь, что после нашей недавней встречи Олег Бурля сделает правильные выводы и начнёт действовать в нужном направлении. И это не моя прихоть: чтобы вписаться в новую модель украинской медицины, надо думать, работать, шагать в ногу со временем! Поэтому обсуждать повышение зарплат медикам в Рени я даже не хочу. Это зависит только от самой больницы. Смогут ли они получить такое финансирование от НСЗУ, которое позволит обеспечить заявленный уровень зарплат? Вот в чём вопрос! То есть администрация ЦГБ должна принять целый ряд мер организационного и структурного характера, и прежде всего добиться от НСЗУ получения таких пакетов медицинских услуг, которые позволят больнице развиваться в существующих условиях. Вот над чем надо работать в Ренийской громаде! Медицинская реформа началась ещё в 2017 году, то есть у всех было время к ней подготовиться. Не подготовились? Ну, тогда простите – у вас будут проблемы. А если на эти проблемы своевременно не реагировать, то они будут лишь усугубляться.

Необходимо понимать: дело не в том, много или мало пакетов медицинских услуг предоставляет больница. По идее, можно иметь один пакет, но он будет кормить больницу на 100 процентов. И подобные прецеденты в Одесской области есть. У нас поликлиника имеет амбулаторный пакет, и при этом живёт и платит достойные зарплаты своему персоналу. Хочу ещё раз подчеркнуть, чтобы меня правильно поняли. Не сможет Ренийская больница делать то, что делает больница третьего уровня медицинской помощи! Не сможет Ренийская больница быть опорной, потому что опорные больницы в Измаильском районе уже есть, и они обладают теми возможностями и тем медицинским оборудованием, которых нет в Рени. Нужно просто это понять и сделать шаги в правильном направлении».

Повышайте зарплату сколько угодно. Если есть деньги…

Напомним, что 12 января т.г. Кабмин Украины принял постановление о повышении с 1 января 2022 года базового уровня зарплаты врачей и медсестёр до 20 тыс. грн и 13,5 тыс. грн в месяц соответственно. Но как это решение будет исполняться на практике?

Одесский областной Департамент здравоохранения, в частности, ссылается на публикацию в издании «Бухгалтер.UA» от 8 февраля т.г. Там сказано, что теперь каждый врач и каждая медсестра не могут получать меньше вышеупомянутых сумм. В то же время это не фиксированный уровень зарплаты, а установленный минимум. Сверх этой суммы медикам может начисляться доплата за стаж, категорию, ночные, праздничные и другие виды доплат. Об этом заявил заместитель министра здравоохранения Алексей Яременко. Он отметил, что дифференциация зарплаты должна производиться руководителем медицинского учреждения. Ведь после того, как больницы стали самостоятельными предприятиями, именно руководитель медучреждения отвечает за распределение средств и определяет, какой процент бюджета больницы должен быть направлен в фонд заработной платы.

«Тринадцать с половиной тысяч и двадцать тысяч гривен – это базовый уровень зарплаты. То есть ниже этих цифр врачам и медсёстрам, работающим в государственных и коммунальных медучреждениях, начислять не должны. Это значит, что ни врач, ни медсестра не должны получать меньше средств, но могут получать больше. Если медицинское учреждение способно и имеет необходимые финансы», – сообщил Алексей Яременко. При этом замминистра уточнил: повышение базовой зарплаты медикам не предусматривает, что теперь специалисты с минимальным стажем и специалисты с выслугой лет должны обязательно получать одинаковую зарплату. Правительство установило только минимум, а дальше, как говорится, возможны варианты.

Так кто за кем ходит – деньги за пациентом или пациент за деньгами?

В этом комментарии особое внимание надо обратить на то, что никаких гарантий повышения зарплаты медикам государство в действительности не даёт! Ключевая фраза здесь одна: «если медицинское учреждение способно и имеет необходимые финансы». Правительство просто-напросто «забыло» учесть «маленькое обстоятельство»: многие провинциальные больницы работают в условиях хронического недостатка средств, и виной тому – не абстрактные финансовые проблемы украинской медицины в целом, а созданная в процессе медреформы модель взаимоотношений между больницами и Национальной службой здоровья Украины (НСЗУ).

В одной из прошлогодних публикаций автор этих строк уже анализировал данную тему, а посему не хочется повторяться. И всё же необходимо ещё раз расставить важные акценты, без которых понять ситуацию невозможно. Прежде всего отмечу, что рядовой гражданин без предварительной подготовки никогда не разберётся в концепции современного украинского здравоохранения. «Пакеты медицинских услуг», стандарты для получения лечебным учреждением того или иного пакета, принцип «деньги ходят за пациентом», практика договоров между больницами и НСЗУ, выделение средств только на каждый «пролеченный случай»… Всё перечисленное для большинства обычных граждан – это, что называется, тёмный лес. Но зато люди прекрасно понимают и тонко чувствуют реальное положение медицины в своих громадах, городах и сёлах. И если качество медицинской помощи падает, если местные органы власти вынуждены безжалостно «резать» больницы, если нормальная медицина превращается в настоящую роскошь, то никакие красивые слова о «моделях» и «концепциях» не могут никого утешить, не могут ничего оправдать.

Если говорить предельно просто и коротко, то подлинная беда заключается в том, что    коммунальное здравоохранение буквально уничтожается, а многие виды профильной медицинской помощи уходят в более крупные города. Сегодня мало кто помнит, что изначально, ещё при Януковиче, главным принципом медрефрмы провозглашалась ДОСТУПНОСТЬ медицины для населения, в том числе в провинции. Но о какой доступности может идти речь, если ренийцам приходится ездить к врачам в Измаил и Одессу? Возникает вопрос: так кто за кем ходит – деньги за пациентом или пациент за деньгами? Хуже того, напрашивается вывод, что в существующей системе «под предводительством» НСЗУ вообще нет места для пациентов. Они в лучшем случае – лишь элемент статистики лечебной практики для получения больницей финансирования.

Корень зла заключается ещё и в том, что, определяя стандарты для конкретного пакета медицинских услуг, НСЗУ просто выдвигает больницам требования в духе «вы должны»: у вас должны быть такие-то специалисты, такое-то оборудование, такие-то возможности. Если всё это есть – вы получаете право лечить людей по этому пакету. А если нет… Ну, на нет – и денежек нет. И живите, как хотите. А не хотите – умирайте…

автор Андрей ПОТЫЛИКО

Политика