Произошедшая в Украине революция (народное восстание, мятеж, государственный переворот, – кому как больше нравится), естественно, в первую очередь ударила по экономике и финансовой системе страны. Практически всё население оказалось заложником ситуации. Десятки миллионов людей охвачены тревогой: что будет дальше с предприятиями, с организацией жизнедеятельности городов и сёл, с выплатой зарплат и пенсий? Многие боятся, что могут просто остаться без средств к существованию…

Фото: bezformata.ru

У страха глаза велики

Первые признаки паники появились 20-21 февраля, когда население в массовом порядке бросилось к банкоматам, чтобы снять наличные деньги. Ажиотаж начался в Киеве, после чего быстро перекинулся на регионы. В результате по всей стране банкоматы либо вообще перестали выдавать деньги, либо, в лучшем случае, работали с ограничениями – от 500 до 1500 грн с одной карты. Среди людей с невероятной скоростью распространился слух, что очень скоро банковские карточки вообще будут заблокированы, и это лишь подхлестнуло панические настроения.

В минувшую пятницу автор этих строк попытался получить хоть какие-то комментарии от сотрудников ренийских банковских учреждений, однако те отказывались общаться с прессой, ссылаясь на занятость и необходимость консультаций с вышестоящим руководством. Например, управляющая Ренийским отделением Ощадбанка №10015/0371 Ирина Король уделила мне в буквальном смысле две минуты. Она подчеркнула лишь, что Ощадбанк, будучи государственным, остаётся стабильным и надёжным. «У нас всё нормально, – сказала Ирина Николаевна. – Однако, что касается выдачи денег по карточкам других банков, то мы ввели ограничение в размере 500 гривен в одни руки. Необходимо понимать, что мы не можем обеспечить наличностью клиентов всех банков, действующих в Рени».

Даже на фоне всеобщего ажиотажа были особенно заметны проблемы в ПриватБанке – его отделения и банкоматы совсем прекратили выдачу денег, а его карточки не принимались банкоматами других банков. В минувшее воскресенье мне удалось побеседовать с руководителем Ренийского филиала ПриватБанка Татьяной Ковальжи, и она заявила, что ситуация полностью стабилизировалась.

– Никаких особых проблем у нас не было, – сказала Татьяна Михайловна. – Действительно, в пятницу и субботу наблюдался ажиотаж – народ буквально опустошил банкоматы, и мы просто физически не успевали «заправлять» их деньгами. Это стало единственной причиной трудностей при снятии наличных средств с карточек. Какое-то время (кстати, непродолжительное) пришлось ждать, пока инкассаторская служба доставит в банкоматы необходимое количество наличности. Других проблем, а тем более системных, в ПриватБанке нет.

Я решил лично проверить достоверность слов Т. Ковальжи, и сразу же после разговора с ней попытался снять небольшую сумму, которая на тот момент (23 февраля) оставалась на моей «приватбанковской» карточке. Деньги я получил моментально, причём возле банкомата не было ни одного человека.

Тем не менее, эта короткая, но масштабная паника заставила понервничать банковское сообщество: сам факт такого ажиотажа и его последствий показал, насколько уязвима финансовая система в условиях политических и экономических потрясений, и как легко подтолкнуть граждан к тем или иным резким движениям, в конечном итоге причиняющим вред самим же гражданам. Именно так и случилось 20-21 февраля. Как отметил директор Крымского регионального управления ПриватБанка Борис Финкельштейн, призывы снимать средства с банковских счетов были спланированной акцией. «По заявлениям наших клиентов, приходили какие-то подозрительные смс-сообщения с призывами быстрее снимать деньги. Мы рассматриваем это как сознательную вредительскую акцию, инициированную неизвестно кем для раскачки финансовой системы», – сказал Б. Финкельштейн.

«Население провоцируют и играют на его финансовой безграмотности, – заявил в интервью газете «Вести» зампред одного из киевских банков. – Блокировка всех карточных счетов технически невозможна. Даже из-за какой-то диверсии (что тоже практически невозможно), если отключится система электронных платежей Нацбанка, карточные операции всё равно будут проводиться. Ведь они контролируются не НБУ, а платёжными системами VISA и MasterCard, чьи процессинговые центры находятся в Лондоне».

Запад нам поможет?

К сожалению, у страха глаза велики: люди уже не верят не только политикам, но и профессионалам, а это значит, что панические настроения могут приобретать другие формы. В их числе – стремление спасти свои денежные сбережения от обесценивания (в результате выигрывают лишь валютные спекулянты, умело манипулирующие скачками курса гривны по отношению к доллару) и недоверие к депозитам. В конце января т.г. из-за резкого падения национальной валюты население Украины вывело из банков более 7 миллиардов гривен, а в период с 1 по 21 февраля люди забрали свои банковские вклады на 6 млрд грн и 500 млн долларов. Если отток депозитов будет продолжаться такими темпами, то стабильность банковской системы окажется под угрозой.

По моей просьбе общую финансовую ситуацию и возможные варианты её развития в нашей стране прокомментировал одесский финансист Юрий Мирный, имеющий большой опыт работы в крупных отечественных банках и коммерческих компаниях.

– Начну с тех проблем, которые влечёт за собой любая финансовая паника – будь то огромные очереди у банкоматов или массовое снятие денег с депозитов, – говорит эксперт. – Я не стал бы драматизировать происходивший на прошлой неделе «паралич» банкоматов – это действительно была чисто техническая трудность, вызванная ажиотажным спросом на наличность. Служба инкассации в данных обстоятельствах просто не успевала снабжать банкоматы «живыми» деньгами – вот и всё. Спрос насытился – напряжение упало. Что касается случая с ПриватБанком, то тут в самом деле имела место спланированная провокация. Владельцы этого банка – олигархи Коломойский и Боголюбов – симпатизируют Майдану, так что нетрудно предположить, кому была выгодна паника 20-21 февраля. Впрочем, ПриватБанк – системный банк Украины, и даже в эти тяжёлые времена никто не даст ему рухнуть – это потянет вниз всю банковскую систему.

Сложнее обстоит дело с оттоком банковских вкладов населения. Надо понимать, что любой банк – это легализованная финансовая пирамида, которая может надёжно функционировать только в спокойных условиях. Но если огромное множество людей панически стремится одновременно забрать из банка свои деньги, то может не выдержать даже самый мощный банк. Вместе с тем не буду лукавить: к примеру, я уже целый год не держу свои сбережения в банках. Да, я – финансист, и хорошо понимаю, что деньги должны не лежать мёртвым грузом, а работать в экономике. Но, с другой стороны, понимаю я и другое: если у вас есть банковские вклады, то в нынешних революционных условиях их лучше забрать. Такое вот противоречие… Вопрос лишь в том, насколько массовым может быть отток депозитов. Ажиотажный отток действительно способен привести к коллапсу банковской системы.

К несчастью, финансовая ситуация расшатывается общей слабостью украинской экономики и нестабильностью на валютном рынке. Я пока не вижу ничего критического, но… Многие предприятия уже вывели свои деньги из страны и даже приостанавливают некоторые виды хозяйственной деятельности, занимая выжидательную позицию. Разумеется, это ещё больше ослабляет экономику. Стабилизирующей силой при таком развитии событий должен выступать Нацбанк, однако его последние регулирующие меры лишь раздражают бизнес-сообщество. О чём идёт речь? Недавний обвал гривны – это закономерный итог политики, направленной на искусственное поддержание курса национальной валюты в течение последних лет. Курс надо было «отпускать» ещё три года назад, и делать это плавно, постепенно. И сегодня никто бы не заметил, что доллар вырос. Но власть «держала» курс гривны по политическим соображениям. А теперь Нацбанк пытается погасить валютный «пожар» странными решениями. Например, 6 февраля вышло постановление НБУ, ограничивающее для участников рынка процедуру покупки валюты: если раньше её можно было приобрести за один день, то сейчас – только на седьмой день после перечисления соответствующей суммы в гривнах. Я мог бы назвать ещё ряд подобных решений Нацбанка, но не буду вас утомлять.

Но и это – ещё не самое страшное. Гораздо страшнее тот факт, что Украина вплотную приблизилась к дефолту – невозможности выплачивать внешние долги. Это признают даже оптимистически настроенные эксперты. Не стану углубляться в правовые характеристики дефолта, ибо людей прежде всего волнует судьба предприятий, на которых они работают. Так вот, рейтинг украинских предприятий упадёт, а это значит, что они либо не смогут получать кредитные ресурсы, либо эти ресурсы будут для них очень дорогими. Опять же, это приведёт к снижению деловой активности, замораживанию депозитов населения и т.д. Не исключено, что мы рискуем вернуться к бартеру и прочим «прелестям» экономики 90-х годов прошлого века. От дефолта нас отделяет лишь пара месяцев.

Спасти ситуацию могут только международные финансовые организации – в частности, тот же МВФ. Если он подкинет нам хотя бы 10 миллиардов долларов, то всё нормализуется. Почему правительство Азарова не хотело сотрудничать с МВФ в последнее время? Да потому что фонд даёт кредиты только под конкретные реформы, в том числе болезненные и непопулярные, но способные оздоровить экономику. Финансистов МВФ можно понять: таким путём они повышают вероятность возврата долгов. Однако прежнее правительство твердило нам, что условия МВФ являются неприемлемыми для Украины. Почему? Янукович не хотел никаких серьёзных реформ – ему и так было хорошо. Одна часть внешних займов тупо разворовывалась, а другая тратилась неэффективно.

Существует устойчивое мнение, что для любой страны сотрудничество с МВФ почти всегда оборачивается плачевно. Как всегда, истина где-то посередине. Есть и положительные примеры. Последний такой пример – Испания. Ещё не так давно эта страна находилась в глубокой экономической депрессии, а сегодня она демонстрирует «взрыв» экспорта и прочие признаки оздоровления. А всё дело в том, что Испания не просто проела международные кредиты, а провела реальные реформы. Конечно, глобальных успехов там пока нет, но тенденции к улучшению совершенно очевидны.

Будет ли способно новое украинское правительство на подобные «подвиги»? Вот на самом деле – важнейший, центральный вопрос нынешнего положения Украины.

Пенсии будут. Или…

И, тем не менее, подавляющее большинство жителей Украины далеки от высоких экономических материй. Пожилые люди, например, с ужасом ожидают невыплаты пенсий, тем более что всё к тому идёт. Правда, чиновники на местах пока сохраняют сдержанный оптимизм.

– Пенсии будут! – уверяет начальник Ренийского районного управления Пенсионного фонда Украины Елена Азарова. – Другой вопрос, что Ренийский район собирает 4 миллиона гривен пенсионных платежей в месяц, а выплачивать необходимо 13 миллионов. Таким образом, мы полностью зависим от денег, которые идут «сверху». Не могу сказать, что финансирование осуществляется своевременно, и всё же оно остаётся стабильным. Согласно нашему графику, пенсии выплачиваются с 5 по 25 число каждого месяца, и в целом этот график соблюдается. Если и происходит какая-нибудь задержка, то лишь на 2-3 дня.
Следует отметить, что моя беседа с Е. Азаровой состоялась в конце прошлой недели, а ситуация в стране меняется практически каждый день. И не в лучшую сторону. В минувшее воскресенье председатель Верховной Рады (он же – формальный глава государства на данный момент) Александр Турчинов во всеуслышанье заявил о том, что ситуация в Пенсионном фонде – критическая. При этом спикер парламента НИЧЕГО не сказал о том, кто и как будет исправлять ситуацию.

Андрей Потылико

Економіка

Світ