карикатура

Как уже сообщал «Топор», ренийское коммунальное предприятие «Водоканал», которое занимается утилизацией твёрдых бытовых отходов (ТБО), опубликовало на официальном сайте Ренийского горсовета образец договора о предоставлении услуг по вывозу мусора.

Этот документ вступает в силу с 5 февраля 2022 года и представляет собой публичный договор присоединения. Это означает, что теперь поставщик (исполнитель) услуг не обязан подписывать договор с каждым потребителем. Признанием условий договора со стороны граждан будут считаться определённые действия: например, если житель города воспользовался данной услугой или хоть раз оплатил её. Таким образом, потребитель автоматически становится стороной договорных отношений с поставщиком.

«Гражданин, где прописка?» «А ДжиПиЁс его знает!»

Публикация публичного договора является заключительным этапом процесса вступления в силу не только новых тарифов на утилизацию ТБО (они действуют с 1 сентября 2021 года), но и нового принципа оплаты этой услуги. Как заявил в октябре того же года директор КП «Водоканал» Валерий Онищенко, предприятие решило отказаться от абонплаты и ввести начисление стоимости вывоза мусора исходя из количества людей, зарегистрированных (прописанных) в частном доме или квартире. Вместе с тем руководитель КП заверил, что если число фактически проживающих меньше, чем число зарегистрированных на данной жилплощади (а это очень распространённая ситуация), то поставщик может сделать перерасчёт размера оплаты. Для этого собственник жилья должен предоставить предприятию подтверждающие документы, и окончательная сумма платежа за мусор будет снижена в зависимости от разницы между количеством прописанных и фактически проживающих в доме. Особо отметим этот момент – в нашем анализе он станет одним из главных.

Почему мы решили вернуться к «мусорной» теме и разобрать её более подробно? Дело в том, что в прошлом году введение нового принципа формирования тарифов на вывоз бытовых отходов вызвало среди жителей Рени громкий общественный резонанс. В первую очередь людей возмутило то, что оплата будет начисляться на зарегистрированных граждан: ренийцы расценили такой шаг «Водоканала», как попытку «содрать» деньги с отсутствующих потребителей. Общеизвестно, что в нашей стране число прописанных и фактически проживающих редко совпадает: взрослые дети, как правило, не живут с родителями, миллионы людей находятся на заработках в других городах, за границей и т.д. А поскольку многие работают или снимают жильё нелегально, то они не могут формально подтвердить своё отсутствие по месту прописки. В результате возникают условия, при которых, например, пенсионеры будут вынуждены платить за себя и за взрослых детей, не живущих с ними под одной крышей.

А теперь давайте попытаемся ответить на вопрос о том, в какой мере договор между «Водоканалом» и жителями города регулирует права и обязанности сторон, и действительно ли он будет способствовать соблюдению взаимных интересов исполнителя и потребителей услуг? И хотя автор этих строк – не юрист, моё университетское образование вполне позволяет мне осуществить, скажем так, базовый анализ договорных документов. На протяжении трёх курсов (из шести) мне пришлось изучать все отрасли права, кроме уголовного, так что моё знакомство с юридической наукой было весьма близким.

Без меня меня почти женили – сделали потребителем

Итак, начнём с ключевых норм, зафиксированных в договоре. В нём сказано, что одной стороной договора выступает КП «Водоканал», а другой стороной – «индивидуальный потребитель, который является совладельцем многоквартирного дома, собственником индивидуального жилого дома и присоединился к условиям этого договора». Эта формулировка – фундаментальное определение, дающее нам возможность трактовать форму и содержание договора. Любой юрист подтвердит, что в изучении правовых документов огромную роль играют логика и смысловое значение слов, фраз и терминов. Если опираться на данный принцип, то мы увидим, что потребителем услуг считается не кто-нибудь, а собственник жилого дома. Более того, он прямо назван «индивидуальным» потребителем. То есть, договор чётко ставит знак равенства между владельцем жилья и потребителем услуг по вывозу мусора. И «собственник дома», и «потребитель» – это не просто слова, а два правовых статуса, из которых вытекают соответствующие права и обязанности. Соответственно, вне статуса не может быть ни прав, ни обязанностей. Следует напомнить также, что договор составлен в рамках гражданско-правовых отношений и опирается на Гражданский кодекс Украины. Гражданско-правовые отношения представляют собой связь между их участниками, в силу которой они выступают в качестве обладателей субъективных гражданских прав и носителей субъективных гражданских обязанностей.

И тут возникает важнейший вопрос: если индивидуальными потребителями являются собственники (совладельцы) жилья, то можно ли считать такими же потребителями остальных людей, проживающих в доме (включая зарегистрированных там и незарегистрированных), если они не являются собственниками жилплощади? Об этом в договоре ничего не сказано! Но тогда получается, что надо применять простую логическую формулу: если гражданин – не собственник дома, то он и не потребитель. А если у него нет статуса потребителя, то на каком основании у него возникает правовая обязанность платить за утилизацию мусора? Такой обязанности нет: во всяком случае, в документе она не предусмотрена. Я не манипулирую. Именно так составлен договор, опубликованный «Водоканалом»!

Конечно, мне могут возразить: мол, сам факт присоединения граждан к публичному договору подразумевает, что потребителями являются все, кто пользуется услугами по вывозу мусора. Извините, но подразумевать можно всё, что угодно, и если оставить пробелы для вольной интерпретации условий договора, то каждая сторона будет трактовать эти условия так, как ей выгодно. Именно поэтому в подобных случаях надо не подразумевать, а предельно конкретно и ясно формулировать каждую норму, каждый пункт договора. Соответственно, стороны договора не могут требовать и не обязаны соблюдать то, что не прописано в тексте документа. Принцип здесь прост: нет нормы (статуса, механизма, обязательства и т.д.) – нет и правовых последствий.

Но, очевидно, администрацию «Водоканала» данное обстоятельство ничуть не смущает. В разделе «Цена и порядок оплаты услуг» зафиксировано, что стоимость вывоза мусора рассчитана на каждого зарегистрированного (прописанного) гражданина: для жильцов многоквартирных домов – 15,77 грн на одного человека в месяц, для частного сектора – 20,52 грн на человека в месяц. Количество зарегистрированных жильцов должно подтверждаться справкой.

Итак, на нашей договорной «сцене» появляются новые, ранее нигде не упомянутые действующие лица – прописанные граждане. Причём их превратили в потребителей независимо от того, являются они собственниками (совладельцами) жилья или нет. Ну, и как это соотносится с вышеназванной нормой о том, что второй стороной договора выступают именно собственники квартир и домов? Да никак не соотносится. Опять же, в документе ничего не сказано о том, что собственник присоединяется к договору от имени всех, кто проживает на его жилплощади, будь то зарегистрированные или незарегистрированные жильцы. Такой нормы в тексте нет! Следовательно, владелец дома имеет полное право заявить, что будет платить только за себя. Почему же плата за вывоз мусора начисляется на всех прописанных? Непонятно.

…Живёшь? Дай жить и «Водоканалу» – плати!

Однако на этом противоречия и нестыковки в договоре не заканчиваются. В разделе «Права и обязанности потребителя» говорится следующее: потребитель обязан письменно информировать исполнителя о смене собственника жилья и о фактической численности людей, постоянно проживающих на жилплощади потребителя. Оба-на! Из правового небытия вдруг выскакивает ещё одна категория граждан – фактически проживающие в доме или квартире. Соответственно, они тоже должны оплачивать вывоз мусора. И тут снова возникает вопрос: а на каком основании? Если поставщик услуг начисляет их стоимость на зарегистрированных граждан (и это чётко зафиксировано в договоре), то при чём тут фактически проживающие? И что означает пункт о том, что потребитель должен информировать поставщика о количестве людей, фактически проживающих в доме? Хорошо, допустим, такая информация предоставляется «Водоканалу». А что дальше? Какие правовые и финансовые последствия наступают для потребителя? Ведь нельзя просто взять и впихнуть в договор норму, которая «повисает в воздухе» и не имеет ни конкретизации, ни развития. А тут – как раз подобный случай. По идее, информация собственника жилья о гражданах, фактически проживающих на данной жилплощади, должна иметь продолжение в виде механизма перерасчёта размера платежа за вывоз мусора в зависимости от разницы между численностью прописанных и фактически проживающих. Проще говоря, если потребитель доказал поставщику, что в доме зарегистрированы пять человек, а проживают лишь двое, то сумма оплаты должна начисляться только на двоих. Но перед нами снова возникает очевидное – невероятное: такой механизм договором не предусмотрен! Более того, в документе даже не упоминается слово «перерасчёт»! Ну, и где гарантия, что «Водоканал» будет действительно учитывать информацию о количестве реальных «производителей» бытовых отходов? Такой гарантии попросту нет! В итоге круг замкнулся и мы вернулись к тому, с чего начали: ренийцы совершенно справедливо опасаются, что им придётся оплачивать вывоз мусора «за себя и за того парня», причём «тех парней» иногда будет больше, чем фактических потребителей…

карикатура

Что тут можно сказать? Выводы напрашиваются очень печальные: мы имеем дело не с полноценным договором, а с юридической казуистикой в пользу одной стороны – исполнителя услуг. И это, к сожалению, не единичный случай, а обычная практика построения отношений между производителями и потребителями в нашей стране. В то же время образец договора, составленного ренийским «Водоканалом», можно назвать ярким примером применения принципа «пипл хавает»: мол, потребитель никуда не денется – заплатит по полной программе.

К чему это может привести? Прогноз дать довольно легко: вопиющие противоречия, нестыковки и пробелы в договоре неизбежно станут причиной для разногласий и конфликтов между жителями города и коммунальным предприятием. Каждая из сторон договора будет по-своему трактовать его условия, и «Водоканал» погрязнет в бесконечных скандалах с недовольными горожанами.

Адвокат: «В договоре – явная коллизия между разными нормами»

Такой вариант развития событий прогнозирует и профессиональный ренийский адвокат Игорь Арабаджи, которого мы попросили прокомментировать договор.

«Как я понимаю, суть вопроса заключается в том, что «Водоканал» не может заключить этот договор сразу со всеми потребителями, зарегистрированными или фактически проживающими в доме. Поэтому было решено назвать стороной договора собственника жилья, которого по умолчанию уполномочили на заключение договора остальные жильцы. То есть собственник подписывает договор от их имени, – говорит Игорь Арабаджи. – Но это, так сказать, теория. И тут я согласен с мнением о том, что статус потребителя в документе очень размыт. В договоре одновременно упоминаются три категории граждан: владельцы жилья, зарегистрированные и фактически проживающие. Но у них – разные статусы, и в договоре действительно нет чёткого определения, как они соотносятся между собой в контексте статуса потребителя услуг. В частности, не урегулирована ситуация, когда количество зарегистрированных не совпадает с количеством фактически проживающих на жилплощади. Здесь – явная коллизия между тарифом, который рассчитан на зарегистрированных граждан, и необходимостью учитывать число фактически проживающих. Не определён алгоритм действий в тех случаях, когда количество первых не совпадает с количеством вторых. Таким образом, договор однозначно содержит противоречия и недостатки: вместо конкретных и ясных формулировок мы видим игру слов без очевидных правовых причинно-следственных связей. Всё это создаёт почву для манипуляций со стороны исполнителя услуг и ограничивает возможности потребителей отстаивать свои права. Скорее всего, это типовой договор, утверждённый центральным органом исполнительной власти, и «Водоканал» не может изменить типовые условия договора. Но он мог бы внести в договор собственные дополнения, учитывающие специфику профиля деятельности и т.д. Главное, чтобы эти дополнения соответствовали действующему законодательству. Но как раз самые тонкие, самые важные для потребителя моменты не раскрыты. Это неизбежно приведёт к конфликтам между гражданами и сотрудниками предприятия. Все они будут тратить личное время и нервы, а в итоге правды не добьётся никто».

Юрист КП «Водоканал» Ирина Баннык в беседе с автором этих строк подтвердила, что опубликованный на сайте горсовета публичный договор составлен на базе типового договора, утверждённого Кабинетом Министров.

«Я в тексте ничего не исправляла, а лишь указала наши тарифы на вывоз мусора. Мы были обязаны опубликовать этот договор – и мы его опубликовали», – сказала Ирина Баннык.

Тем не менее, когда я высказал собеседнице свои аргументы, перечислив все противоречия, нестыковки и пробелы в договоре, это загнало юриста в тупик. По ходу нашей беседы она согласилась с прозвучавшими замечаниями и заверила, что они будут учтены…

Андрей ПОТЫЛИКО

Политика