Сильный пожар, вызванный взрывом автоцистерны с бензином на территории Ренийского морского порта 19 июля, в очередной раз показал, насколько острой остаётся проблема беспрецедентного скопления большегрузного автотранспорта в Ренийской громаде. Как известно, в результате этой трагедии один человек погиб, другой получил тяжелейшие ожоги. В тот вечер пожарные смогли предотвратить более катастрофическое развитие событий, однако инцидент в порту серьёзно напугал жителей Рени: горожане осознали весь масштаб техногенной опасности, которую представляет неурегулированность огромного автотранспортного грузопотока на юге Придунайского края.

Прогресс за три месяца: на стоянке – вода, столовая, душевые, туалеты

Но, как говорится, нет худа без добра – взрыв бензовоза заставил сделать соответствующие выводы и ускорил темпы решения проблемы. В частности, на следующий день после трагедии народный депутат Украины Анатолий Урбанский на своей странице в Facebook сообщил следующее: «Я неоднократно поднимал вопрос вместе с ренийским городским головой Игорем Плеховым и главой Измаильской районной военной администрации Родионом Абашевым об обустройстве отдельной площадки для бензовозов в Рени, чтобы обезопасить жителей города. Сегодня хочу поблагодарить министра развития громад и территорий Алексея Чернышова и его заместителя Ивана Лукерью за то, что вопрос сдвинут с мёртвой точки и, надеюсь, в ближайшее время в Рени появится безопасная стоянка для бензовозов».

Конечно, внимание к проблеме со стороны профильного министерства – это хорошо. И всё же мы решили, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Корреспондент «Топора» получил возможность вместе с городским головой Ренийской громады Игорем Плеховым проехаться по окрестностям города и собственными глазами посмотреть на то, как в действительности обстоят дела с организацией парковок для фур, ожидающих своей очереди на выгрузку в порту или на пересечение государственной границы с Молдовой и Румынией.

Строительство парковки на трассе Одесса - Рени
На фото строительство столовой на территории частной парковки для фур

… В первую очередь наша машина заезжает на частную парковку, расположенную недалеко от города (в целях безопасности мы сознательно не будем называть локации тех или иных объектов, упоминаемых в публикации). Сразу же бросается в глаза, что здесь не просто расчистили место для стоянки машин – на территории идёт самое настоящее строительство. Прежде всего моё внимание привлекает здание, которое сооружается с нуля.

«Это столовая для водителей, – рассказывает Игорь Плехов. – А раньше тут был обыкновенный пустырь, поросший камышом и бурьяном. Поэтому даже трудно сказать, какую площадь занимает эта стоянка. Сейчас – около пяти-семи гектаров, но она будет расширяться. На сегодняшний день парковки обустраиваются либо силами громады, либо усилиями частных предпринимателей. Вышестоящие органы власти почти не участвуют в этом процессе, за исключением областной Службы автомобильных дорог, которая строит собственные стоянки для фур. Но на государственных парковках, к сожалению, нет практически никаких бытовых условий для водителей».

По словам мэра, главная и наиболее затратная задача – это создание хотя бы самой простой инфраструктуры для обслуживания дальнобойщиков: людям нужны туалеты, душ, питание, вода, вывоз мусора и так далее. Всё перечисленное требует немалых расходов, и они в основном ложатся на плечи местной власти и городских коммунальных служб. Например, одна парковка потребляет, как минимум, 10 тонн воды в день: водителям нужна вода как для бытовых, так и для технических нужд.

душевая кабина на трассе Одесса - Рени
на фото душевые кабинки на частной парковке

«Чтобы решить проблему водоснабжения стоянки, мы пробурили отдельную артезианскую скважину, – продолжает городской голова. – Кроме того, партнёры из Румынии в качестве гуманитарной помощи передали нашему городу 18 больших пластмассовых ёмкостей для воды, и сейчас они тоже используются дальнобойщиками. На этой парковке также есть туалеты и душевые кабинки, водителям регулярно привозят свежее питание. Всё это организовал частник, который взял в аренду городскую землю. Разумеется, горсовет ему помогает. Но это долгий и сложный процесс: обустройством стоянки мы занимались три месяца, и работа, как вы можете наблюдать, ещё не закончена».

Несмотря на то, что местная власть старается улучшить бытовые условия жизни дальнобойщиков, общая атмосфера среди них остаётся нервозной. Водителей понять можно: долгое ожидание, невыносимая жара, неопределённость… А тут ещё – какой-то подозрительный чувак с фотоаппаратом. Я слышу за спиной сердитый окрик:

– Эй, что ты снимаешь? Зачем?

– Мне мэр разрешил.

– Это ваш ренийский мэр, а мне по барабану, я из Кривого Рога! Не надо снимать мою машину!

– Хорошо, не буду. Извините…

«Пикник» на обочине, которой… нет

Мы с мэром отправляемся на следующую парковку, которая разместилась рядом с автомагистралью. Ещё недавно здесь паслись коровы и овцы, а теперь землю занимают десятки фур. Впрочем, занимают временно: вокруг – сплошная низменная равнина, и периодически она превращается в болото. Сейчас, в период жары, тут сухо, но после дождей эта территория станет непригодной для стоянки – она превратится в обширное месиво из грязи и глины…

«Сюда, да и вообще на все парковки, необходимо подсыпать щебень, – комментирует Игорь Плехов. – Но щебень в таких количествах – очень дорогое удовольствие. Если до войны его можно было купить по 700 гривен за тонну, то сегодня цена поднялась до 1200 гривен и выше. Да и найти его в свободной продаже можно не всегда».

Наша поездка продолжается, и на всём пути буквально кричит о себе ещё одна серьёзная проблема – фуры ежедневно разрушают обочины автотрасс, где уже образовались глубокие рытвины. Асфальт, как правило, пока выдерживает, но если 40-тонные машины будут и дальше «убивать» обочины с такой интенсивностью, то дорожное полотно начнёт трескаться и расползаться. Дело в том, что для него особенно опасны дождевые потоки, а рытвины на обочинах как раз способствуют тому, что вода проникает под асфальтовое покрытие и ускоряет процесс разрушения трассы. Зимой – ещё хуже: как известно, вода при замерзании расширяется, то есть лёд постепенно разрывает дорожное полотно. Вот почему технология дорожного строительства предусматривает защиту асфальтового покрытия от воздействия воды – в частности, вдоль автомагистралей создаются бетонные водостоки и прочие водоотводящие конструкции. А поскольку их сооружают на обочине, они тоже разрушаются в результате скопления фур.

И тут самое время сказать о том, что все новые дороги на территории Ренийской громады построены с очевидным нарушением технологии. Причём недостатки видны, что называется, невооружённым глазом – обочины никак не укреплены щебнем, хотя такое укрепление является обязательным условием любого дорожного строительства. К слову, профессиональные автодорожные сайты определяют дорожную обочину, как «элемент автодороги, непосредственно примыкающий к проезжей части и предназначенный для защиты асфальтированной кромки от разрушения, сохранения устойчивости земляного полотна, повышения безопасности дорожного движения, а также организации движения пешеходов».

на фото территория временной парковки

Упомянутые сайты уточняют, что дорожная обочина должна состоять из трёх элементов, важнейшие из которых – краевая укрепительная полоса и остановочная полоса. Первая «предназначена для защиты от разрушения асфальтированной кромки проезжей части и допускающая регулярные заезды на неё транспортных средств. Краевая полоса должна иметь такую же прочность, что и проезжая часть». Вторая – «укреплённая часть обочины, предназначенная для вынужденной остановки транспорта. Остановочная полоса может устраиваться путём асфальтирования из асфальтобетонных, битумоминеральных и асфальтогранулобетонных смесей, а также путём укладки и уплотнения асфальтовой крошки, щебня, гравия или отходов камнедробильного производства». При этом к эксплуатационному состоянию дорожных обочин предъявляется целый ряд государственных требований, в которые мы не будем углубляться, чтобы не утомлять читателей.

Однако ничего подобного на ренийских дорогах мы не увидели (следует повторить: речь идёт именно о новых дорогах, построенных или капитально отремонтированных в последние годы за счёт госбюджета; тему старых дорог мы сейчас не рассматриваем). Напротив, «нашествие» фур неопровержимо выявило, что дорожные строители «круто» сэкономили, если не сказать более жёстко, и теперь эта экономия оборачивается удручающими последствиями.

«Я постоянно поднимаю этот вопрос на уровне вышестоящих органов власти. Меня вроде бы слышат, соглашаются со мной, но проблема разрушения обочин не решается. Кто будет восстанавливать дороги в нашей громаде? Кто возместит нам ущерб?» – возмущается городской голова. Но его возмущение – лишь глас вопиющего в пустыне…

на фото: От мусора никуда не деться

«Зачем? Наверное, чтобы деньги списать…»

Дорога ведёт нас дальше, и тут перед нами возникает яркая «иллюстрация», лишний раз подтверждающая, насколько серьёзной является проблема «нестандартных» обочин. Впереди – перевернувшаяся фура. Съехав с трассы, она как раз и стала жертвой недостаточной твёрдости грунта на обочине. Колёса с одной стороны просели, центр тяжести критически сместился – и машина завалилась на бок.

Когда мы с Игорем Плеховым подъехали к месту происшествия, нас встретила полиция, но никакой суеты уже не было: видимо, правоохранители к тому моменту успели оформить ДТП и выяснить обстоятельства аварии. Всё выглядело как-то буднично, и даже мужики, собиравшие рассыпавшийся из фуры груз, работали спокойно и методично. Это было явно не зерно – перевернувшаяся машина перевозила то ли рапс, то ли шрот или нечто похожее. В голове мелькнула мысль: хорошо, что не бензин. А иначе… Страшно и подумать.

Развивая тему, мэр говорит о том, что дорожные службы всё-таки начали укрепление обочин на самых загруженных участках автотрасс. Мы едем смотреть, как это происходит. Далеко за городом выхожу из машины, осматриваю трассу, но, к своему удивлению, не вижу никаких признаков серьёзных дорожных работ. Единственное, что заметно, так это выравнивание обочин, но без каких бы то ни было укрепительных мероприятий, даже без добавления нового слоя щебня. При этом старый слой иначе как «несчастным» не назвать. Моё удивление превращается в немой возглас: и это всё?!

Так сегодня выглядят «убитые» фурами обочины новых автотрасс

И тут, как говорится, на ловца и зверь бежит – я замечаю одинокого дорожного рабочего с лопатой в руке. Подхожу к нему, задаю вопросы. Он нехотя отвечает, что работы ведёт частная дорожно-строительная компания по госзаказу, однако не хочет упоминать название фирмы-подрядчика. На мой вопрос, в чём состоит смысл этих работ, если они носят лишь косметический характер, рабочий отвечает то ли с откровенной наивностью, то ли с наивной откровенностью: «Как в чём смысл? Наверное, чтобы деньги списать…»

Ага, думаю я, всё как всегда. Кому война, а кому мать родна…

на фото мужики собирают груз из перевернувшейся фуры

*     *     *

Вот, собственно, и вся поездка. Внимательный читатель спросит: а где же отдельная парковка для бензовозов, с вопроса о которой и начиналась публикация? Почему журналист её не посмотрел? А смотреть пока нечего. Этот вопрос действительно решается, но стоянка находится в процессе обустройства. Ренийский городской голова очень просил не писать, где именно она находится.

Мы надеемся, что вернёмся к этой теме, когда строительство парковки будет завершено.

Андрей ПОТЫЛИКО

Фото автора

 

Политика