Кишинёвская мэрия собирается приспустить национальные флаги 16 мая – в день, когда Молдавское княжество в 1812 году, фактически по итогам русско-турецкой войны освободившись от многовекового османского правления, вошло в состав России.

С одной стороны, современные молдаване, живущие в независимом государстве, имеют право на такую оценку пребывания в составе Российской империи, хотя результаты российской «оккупации» многие склонны рассматривать скорее позитивно. Но – внимание – согласно мнению столичных властей, вхождение в состав России помешало тогдашней Молдавии принять участие в формировании унитарного румынского государства. Отнюдь не самостоятельной Молдовы…

По традиции такая инициатива вызвала неприятие оппозиции – социалисты Игоря Додона обвинили кишинёвского градоначальника Киртоакэ в унионизме, а правонационалистическая партия «Патриоты Молдовы» и вовсе пообещала устроить народные гуляния в честь присоединения Молдавии к России (и спасения, с точки зрения молдавских националистов, отечественной государственности). Закончится ли празднование этой даты, с одной стороны, и поминание – с другой, мирно – большущий вопрос. Достаточно вспомнить стычки молдавских государственников с прорумынскими унионистами совсем недавно – 25 марта, уже на день объединения Молдовы с Румынией.

На самом деле, виновниками столкновений, если таковые произойдут, станут отнюдь не прорумынские или промолдавские радикалы, а, скорее, представители действующего Альянса, одним из руководителей которого является и кишинёвский градоначальник.

Правящей коалиции, стоит признать, удалось дать чёткий ответ избирателю на тему того, какой они хотят видеть Молдову в экономическом, социальном, государственно-политическом и международном направлении. Однако историко-гуманитарная политика нынешней молдавской власти по-прежнему однозначно не сформулирована, хотя эти моменты, особенно для молодых суверенных государств постсоветского пространства, порой бывают первоочерёдно важными.

Если молдавская государственность в виде Молдавского княжества, Молдавской Демократический Республики, Советской Молдавии не была исторически обусловлена, то чем обосновать появление современной независимой Республики Молдова? Если правительство разговаривает на румынском языке, то зачем в конституции до сих пор в статусе государственного обозначен молдавский язык? И, наконец, зачем в таком случае вообще пытаться интегрироваться в Европу как самостоятельная держава десятки лет, если проблему можно решить путём вхождения в состав Румынии? Партию коммунистов и Воронина можно ненавидеть и презирать, однако на подобные вопросы у них были чёткий ответ – унионизм предыдущие власти Молдовы считали моральным преступлением. Альянс же в большинстве случаев предпочитает отмалчиваться, чем и вызывает столь противоречивые настроения в обществе.

Політика