В последнее время Коммунистическая партия Украины, которую многие эксперты считают одной из немногих идеологических партий Украины, переживает не самые простые времена. 24 июля было объявлено о роспуске фракции Коммунистической партии Украины в Верховной Раде. Сама процедура того, как это было сделано (никто не скрывал, что Закон «О внесении изменений в Регламент Верховной рады Украины относительно количественного состава и прекращении деятельности депутатских фракций (депутатских групп) Украины» был принят специально для того, чтобы распустит фракцию КПУ) вызывает много вопросов.

PENTAX Image

После этого последовал судебный иск министерства юстиции о запрете деятельности КПУ.
Автор интервью поинтересовался у первого секретаря Болградской районной организации Коммунистической партии Украины Бориса Кальчева тем, как воспринимают рядовые члены Коммунистической партии Украины попытку властей запретить их политическую силу, и как это повлияло на работу партийной организации.

– Борис Фёдорович, как отнеслись рядовые коммунисты районной организации КПУ к процессу по запрету партии?

– Этот процесс несовместим с правом на свободу выбора и на справедливое правосудие. Когда я прочитал иск министерства юстиции, мне стало стыдно за тех панов, которое его готовили. Он состоит из 18 страниц и 129 страниц доказательной базы, взятой из открытых источников – то есть, газет, листовок, видео и т.п. С их помощью пытаются обосновать, что Компартия Украины нарушила статью 5 Закона Украины «О партиях».

Собранные Министерством юстиции доказательства несерьёзны и даже смешны, они основываются на новостях, т.е. на информации, воспроизведённой третьими лицами, а также искажённых цитатах. Наверное, уже всем понятно, что этот процесс политический. Никаких оснований для того, чтобы запретить КПУ, нет. Власть пытается создать внутреннего врага, чтобы отвлечь народ от истинных проблем. Правители Украины заявляют о том, что стремятся к сближению с Европой, но этот суд противоречит Европейской Конвенции по правам человека. Скорее всего, нашу политическую силу просто хотят устранить из политической жизни перед парламентскими выборами.

Если у авторов иска есть какие-то претензии к отдельным членам нашей партии, к их действиям, то существует общепринятая практика – уголовное дело возбуждается против этих конкретных лиц, а не против политической силы.
К сожалению, такие действия истцов невольно вызывают печальные исторические аналогии, ведь коммунистические партии запрещали в фашистской Италии, гитлеровской Германии, Пиночет в Чили. В 90-х годах в Чехии хотели это сделать, но Европейский суд по правам человека признал этот запрет незаконным.

По-моему, это первый случай в истории, когда партию, которая представлена в парламенте, хотят запретить. За нас голосовало 13% избирателей, можно по разному относиться к выбору этих людей, но факт есть факт – это почти 3 миллиона граждан Украины.

То же самое можно сказать о роспуске фракции. Фракция КПУ в ВР этого созыва была создана два года назад, но почему-то решили, что вновь принятый закон действует и на нынешнюю каденцию, то есть задним числом. Хотя всем, даже не юристам, известно о том, что закон обратной силы не имеет.

Ещё на один момент хочу обратить внимание. Вы посмотрите, что творится во время судебного заседания – на юристов ответчика совершались нападения, судью прерывали из зала суда угрозами, все это никак не способствует справедливому принятию решения.

Удар по украинскому парламентаризму в виде ликвидации фракции Компартии – это попытка заткнуть рот единственной оппозиционной силе в Верховном Совете.

Нас обвиняют в том, что КПУ призывает к федерализации Украины. Да, мы выступаем за это, это есть в программных документах партии. В выступлении нашего лидера Петра Симоненко говорилось о том, что необходимо рассмотреть вопрос о внесении изменений в Конституцию, чтобы сделать Украину федеративным государством. Почему такая точка зрения на проблему устройства государства не имеет права на существование? Ведь это просто предложение одного из вариантов развития страны, направленное на сохранение её целостности, приглашение к дискуссии. Окончательное решение зависит от депутатов.

Непонятна и ещё одна странность – у власти была Партии регионов, вроде бы она должна нести ответственность за те решения, которые принимала власть, а запретить почему-то хотят КПУ. Думаю, что вся подноготная этого процесса по запрету кроется как раз в том, что мы – идеологическая, левая партия, а ПР, как и все остальные – буржуазные партии, которые видят будущее только в капитализме, а Компартия предлагает совсем иной путь развития.

Я призываю не оставаться равнодушным к произволу – не надо думать, что на запрете коммунистов остановятся. Очень хорошо по этому поводу сказал Мартин Нимёллер – протестантский теолог из Германии: «Когда они пришли за коммунистами, я молчал – я не был коммунистом. Когда они пришли за социал-демократами, я молчал – я не был социал-демократом. Когда они пришли за профсоюзными активистами, я молчал – я не был членом профсоюза. Когда они пришли за мной – уже некому было заступиться за меня».

PENTAX Image

– Но ведь если в Болградском районном совете депутаты коммунисты нередко активно выступали против предложений представителей Партии регионов, то фракция КПУ в парламенте напротив – поддерживала Партию регионов, которая является партией олигархов, в то время как коммунисты называют себя партией трудящихся. Не кажется ли Вам это несколько непоследовательным?

– Уверяю Вас, это – распространённое заблуждение. Я специально проанализировал голосования за время работы парламента VII созыва. Как ни странно, но в результате получилось, что в процентном отношении партии «Батьківщина», «Удар» и «Свобода» чаще, чем КПУ, голосовали синхронно с Партией регионов.

Кроме того, мы как раз всегда были последовательны – поддерживали и отстаивали ту линию, которая была задекларирована в нашей предвыборной программе. Мы были против вступления в Евросоюз, против пенсионной реформы, предложенной Партией регионов, мы за отмену медицинской реформы, за замораживание тарифов на ЖКХ. Кстати, тогда и политическая сила, которую представлял господин Яценюк, поддерживала многие из наших предложений, но почему-то придя во власть, они поменяли свою точку зрения.

Поэтому хочу ещё раз подчеркнуть, что нас нельзя обвинять в том, что мы сотрудничали с ПР, так как другие партии сотрудничали с регионалами ещё более активно.

Роспуск же фракции привел к тому, что наши депутаты лишились возможности выступать на согласительных советах, наши законопроекты отложили в долгий ящик.

– Сегодняшняя ситуация, связанная с рассмотрением иска о запрете КПУ, как-то влияет на работу районной организации, которую Вы возглавляете?

– Что касается нашей работы на местах, то мы как работали, так и работаем, в субботу провели очередной пленум районной организации.

– И какие вопросы стояли на повестке дня?

– Естественно, что главный вопрос – подготовка к участию в парламентских выборах. Уже выдвинуты кандидаты в депутаты. Центральная избирательная комиссия первыми зарегистрировала списки кандидатов в народные депутаты от Компартии Украины на внеочередных парламентских выборах 26 октября 2014 года, и мы уже начинаем работать, подобраны члены избирательных комиссий, наблюдатели и агитаторы.

kalchev

– А сколь штыков насчитывает сегодня районная партийная организации?

– Сегодня в каждом селе Болградского района созданы и работают первичные партийные организации, в рядах которых почти 300 человек. Хочу обратить внимание на качественный состав организации. У нас в партии – фиксированное членство, людей принимают в партию на собраниях, решение утверждает бюро райкома партии, каждый член КПУ получает партийный билет, платит взносы.

На последних президентских выборах наш кандидат, даже несмотря на то, что он снял свою кандидатуру, набрал почти 8% голосов. В нынешнем созыве райсовета 8 депутатов во фракции компартии, в предыдущем было 4. То есть, наш электорат в районе есть, думающие люди понимают, что единственная партия, которая предлагает альтернативу – это коммунисты.

Будем работать, стараться, чтобы люди, отдали свои голоса за кандидатов, предлагающих реальную программу выхода из кризиса. Думаю, что людей, беспокоящихся о будущем, о том, как поднять экономику и наладить связи со всеми нашими соседями, в том числе и с Россией, в районе достаточно.

– А каковы основные направления работы партийной организации КПУ района в межвыборный период?

– Согласно своим программным целям, мы занимаемся агитационно-пропагандистской работой, заботимся о сохранении памятников советской эпохи (недавно восстановили разрушенный заезжими вандалами бюст В.И. Ленина), выпускаем еженедельную газету нашей районной партийной организации. Не думаю, что другие партии что-то подобное делают. В основном они становятся заметными во время выборов, то есть, когда денежные мешки перечисляют деньги на их работу.
Ведь ни для кого не секрет, как искусственно «раздувалась» численность организации Партии регионов, других партий, как директоров школ, руководителей предприятий, сельских голов под страхом увольнения заставляли оптом вступать в их ряды. Кстати, и другие партии, до регионалов правившие Украиной, занимались тем же.

– Да, из-за таких жёстких условий люди нередко «меняли» свои политические взгляды.

– У нас в районе есть уникальные примеры того, как люди перекрашиваются под новую власть: один из партийных активистов в течение года с небольшим умудрился возглавлять три! разных партии – он успел побывать во главе районных организаций СДПУ(о), «Фронта змін», а затем возглавил «Сильную Украину».

Сам переход из партии в партию, из фракции во фракцию вызывает во мне отрицательную реакцию, но когда человек прыгает из партии в партию, ориентируясь только на то, при власти она в этот момент или нет, такой человек для меня просто перестает существовать.

– Часто ли среди Ваших партийцев бывают разногласия?

– У нас, как и прежде, действует принцип демократического централизма. С 1994 по 2008 год я был членом ЦК, принимал участие в различных партийных форумах и всегда у нас были и есть открытые дискуссии по различным вопросам. Того единодушия, единогласия, которое многие помнят в худшие времена Советского Союза, сейчас нет. Мы спорим до хрипоты, доказывая свою правоту, но когда большинством принято решение, меньшинство ему подчиняется, и не только на местах, но и в высших эшелонах партии.

– Как члены районной партийной организации относятся к тем событиям, которые сегодня происходят в стране?

– Хотел бы напомнить, что в прошлом году КПУ предлагала провести референдум, для того, чтобы мирным путём разрешить проблему выбора дальнейшего курса страны. Но тогдашняя партия власти, Партия регионов, и так называемые оппозиционные партии, которые сейчас «рулят» Украиной, совместными усилиями запретили проведение референдума, который определил бы внешнеэкономический вектор страны: идти в Евросоюз или Таможенный союз. Именно это могло бы предотвратить те события, которые сейчас происходят на Украине.

Но референдум не провели, Крым потеряли, а на Донбассе идет братоубийственная война.

Именно нежелание киевских властей слушать собственный народ, грубое давление и попытки навязать духовное и культурное единообразие послужили первопричиной, вызвавшей сопротивление целых регионов, требующих уважать их права, их историю и их культуру.

И ещё один вопрос: «За что стоял т.н. Майдан?» За то, чтобы подписать ассоциацию с ЕС, вступить в Евросоюз. Но и этого не произошло, подписание экономического пакета откладывается на год. А ведь наша политическая сила ещё в прошлом году говорила о том, что прежде, чем подписывать ассоциацию с ЕС, необходимо просчитать все за и против, чтобы не нанести удара по нашей экономике.

Тогда говорили, что мы не правы, но сегодня этот перенос подписания экономической части ассоциации показывает, что все предложенные условия невыгодны Украине. И на чьей стороне теперь правда? И самое главное – ради чего все жертвы?

Мы спешно вступили в ВТО (Китай вел переговоры 20 лет, чтобы защитить свою экономику, а мы торопились, чтобы обогнать в этом вопросе Россию), и в настоящее время имеем негативные результаты этого шага для наших производителей. Сегодня также поспешно стремятся в ЕС, где Украину, к слову, не очень – то и ждут. Каковы будут последствия этого?

А что касается ситуации в стране, то напомню, что в разгар крымских событий Петр Симоненко предлагал всем составом Верховной Рады выехать туда, обратиться к людям, выслушать их, и, может быть, все было бы по-другому?

– Но это только предположения, Вы же знаете, что история не терпит сослагательного наклонения.

– Да, это действительно так, но любая война все равно рано или поздно заканчивается миром. Наша партия предлагала следующий план действий – немедленное прекращение огня, отвод войск в места их постоянной дислокации, разоружение ВСЕХ незаконных вооружённых формирований. Далее – переговоры. Неужели с самого начала не было возможности договориться? Нам необходимы переговоры, необходимо добиться мира, ведь с обеих сторон в конфликте берут участие наши люди… То, что наш голос не был услышан, уже обернулось трагедией для народа Украины и может обернуться трагедией для всей Европы. Жертвами войны уже стали более 15 тысяч наших соотечественников, свыше миллиона превратились в беженцев.

Предвосхищая Ваш вопрос о том, что мы будем делать в случае, если суд примет решение о запрете КПУ, хочу сказать, что этим нас не остановят. Коммунистическую партию в Украине уже запрещали, в 1991 году, у нас есть опыт восстановления своей деятельности. В 1993 году мы воссоздали партию. Конституционный суд признал, что тот запрет был незаконным.

Я больше чем уверен, что если будет принято такое противозаконное решение по запрету компартии, оно ни к чему не приведёт. Идея запрету не подлежит! Мы свою деятельность все равно восстановим и через европейские суды добьемся отмены этого решения. Как мы будем работать? КПУ разработала план действий на случай незаконного запрета деятельности. Пока ещё обстановка позволяет, будем использовать легальные способы работы. Компартию никогда не поставят на колени, она сегодня единственная открыто ведет борьбу против фашизации Украины.

Економіка